top.mail.ru

Группа художников Old town представляет персональную выставку Яна Антонышева к 50-летнему юбилею.
Выставка проходит с 7 по 19 июля в "малом" зале и "квадрате".

"Ян Антонышев. Событие на картине".
Ян Антонышев родился в 1965 году в Ленинграде, а в 16 лет уже создал художественную группу своих единомышленников: «Старый Город». В 1985 закончил отделение реставрации Художественного училища имени В.Серова, теперь, имени Н.Рериха. У Яна, как профессионального реставратора, всегда был острый интерес к старым вещам, старым произведениям и прошлым эпохам. Он был поставлен перед выбором – остаться реставратором, восстанавливать разрушенные временем произведения искусства, или сохранить отзывчивость и современность мышления, проницательный глаз для видения и запечатления города, облагороженного стариной. Став профессиональным мастером, Антонышев посвятил своё творчество принципам, сформулированным в главном девизе группы «Старый Город» - внимательно всматриваться в городской ландшафт, чувствовать пульс его жизни, изучать городскую жизнь, сочувствовать ей и сохранять историческую старину Петербурга.

Художник писал картины, изображая старые дома, идущие на реконструкцию. Эти дома наполнены человеческими историями, превращённые в живописные мифы: в неустроенных и громадных квартирах старого Петербурга случались удивительные вещи. Требовались чуткость и воображение художника, чтобы увидеть, как среди развалин и запустения прорастали цветы любви и грусти, а по разбитому двору бегали непростые коты и странные собаки. Антонышев идентифицирует себя с городом, в своём автопортрете на одежде, на шляпе, на самом теле появляются дома и улицы. Глубокое сочувствие превращается в отождествление. Уничтожение старых домов воспринимается как личная травма и душевная рана. Порой своенравная Нева, выходящая из своих берегов, очищая город от мусора и грозя ему затоплением, превращается в реку времени, заливающая Старый Город. Вместе с утопающим городом тонет сам художник.

Вот только увидеть это очарование и трагедию городской старины могли немногие. Ян по приёмам профессии реставратора полагалось снимать потемневшие от времени слои – сначала лак, потом краску, чтобы открыть первозданное. Но в своих картинах художник попытался объединить, слить в единое: запечатлеть как археолог все культурные наслоения, потемнения и трещины, а также следы памяти и прошлые события. И на свет рождались удивительные картины. Хлам времени превращался в сокровище. Город представал со знакомыми улицами и зданиями, воспроизведёнными художником с архитектурной точностью, но городские пейзажи не выглядели видами местности, но становились картинами внутреннего видения, дома и улицы меняли своё место, перемещались на небо или тонули в воде. Антонышев изображает открытое пространство города, но густая синева, как и водная бездна, наполнена телами и предметами, обитателями фантастического мира. Его город оказывался знакомым, но совсем не таким, который привыкли видеть. Он затаился в странных местах, которые словно жили под чужими именами, чтобы спрятаться от современности. Любимый художником Апраксин двор и не двор вовсе, а странный «городок в табакерке», переходы и закоулки, подвалы и чердаки, в которых все еще живут странные обитатели со времён Ф.Достоевского. Антонышев не случайно поселился в старом районе Коломны, покрытый узенькими и кривыми улицами, где каждый дом имеет свою неповторимую физиономию, а тени прошлого смешиваются с осыпающейся штукатуркой.

Художник быстро выработал свою оригинальную манеру, которая со временем почти не изменилась. В начале пути, находясь под впечатлением картин Мориса Утрилло, Ян создаёт пейзажные композиции с уходящими вдаль улицами и с преградой на дальнем плане из домов, башен или соборов, делающих пространство замкнутым. Ян ещё больше упростил реальные формы, обобщая контуры, сводил очертания предметов к их основам. Оконные проёмы иногда намечались тёмными штрихами или линиями. Фигуры людей обозначались цветными пятнами. Часто в работах, на первом плане, изображается плоскость ограды или стены дома. В контрасте с этой весомой, фактурно выявленной поверхностью видны очертания уходящих в глубину строений или редких деревьев. Острота контрастов усложняло пространство, которое всё более зависело от воли художника, наполняясь видимыми и невидимыми мирами.

Масляные краски для художника были слишком прозрачны и потому он выбирает пастель, работая на листах плотного картона, затонированного чёрным грунтом. Техника пастели требуют интеллектуальной собранности и напряжённого внимания. Антонышев применяет протирки, прорезки и царапины. На цветовых поверхностях картона проводит жирные штрихи. Для передачи фактуры оштукатуренных и треснутых стен, художник использует сухие красители, нанося их шпателем и ножом, разглаживает пальцами. Почти во всех работах применяется, характерный для художника, глубокий синий цвет – далёкий и грустный, в сочетании с тёплой охрой.

Работа над сюжетом заполнена рисованием небольших картинок – рисунков. Но когда идея готова и выражена в миниатюре, то быстро переносится пастелью на картон. В некоторых работах подготовительные рисунки становятся частью общей композиции. Вклеенные в фактуру картона, они уместно цитируют близкие ассоциации и повороты сюжета. Главный сюжет, обозначенный в центре картины, дополняется прошлыми событиями и вплетается в линию жизни. Выстраивание линий судьбы переносится на картон, где, как на ладони, читаются перекрещенные судьбы, где случайные встречи на улицах Старого Города формируют фатальную неизбежность события.

Текст: Николай Суворов

https://vk.com/album-15080902_217656385
#oldtown #выставка #живопись #графика

 





©2009-2013 Выставочный Центр Санкт-Петербургского Союза Художников, ALL RIGHTS RESERVED.
При цитировании материалов прямая гиперссылка на www.spb-uniart.ru обязательна.
В случае, если Вы увидели ошибку — пишите нам на finearts@yandex.ru
Рейтинг@Mail.ru